Был ли знаком чехов с тургеневым

Леонид Громов. ЧЕХОВ И ЕГО ВЕЛИКИЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ [ - - Великий художник А. П. Чехов]

был ли знаком чехов с тургеневым

Хоронить Чехова было решено в Москве на кладбище .. что при первой встрече Чехов напомнил ему тургеневского Базарова. Чехов и. Маргарита Одесская Гамсун vs Чехов на сцене МХТ Неизвестно, был ли знаком Гамсун с драматургией Чехова, которая прославила тот самый писателях о Пушкине, Лермонтове, Тургеневе, Толстом, Достоевском, Грибоедове. Текст научной работы на тему «Странная история: Чехов и Тургенев» .. Чехов, несомненно, был хорошо знаком с биографией Тургенева. Чехов легко.

был ли знаком чехов с тургеневым

И уже совсем недвусмысленно сказано: Немировичу-Данченко, 3 декабря года. Чехова удивляло и раздражало хроническое непонимание смысла и направления его творческих исканий.

По его мнению, сравнение с Тургеневым и другими писателями такому непониманию только способствовало: Никогда просто о Чехове. Всегда о Чехове в сравнении с кем-нибудь.

С этими высказываниями Чехова иногда связывают его особое отношение к Тургеневу и его творческому наследию. Существует мнение, что отношение это при всей его сложности сводится к творческой полемике, преодолению и даже к пародированию тургеневских художественных идей и образов.

Более осторожно те же мысли высказывал и Г. Есть эта мысль и в известной статье Н. Очевидно, что источник всех этих схожих мыслей один — тыняновская теория пародии.

Там заботливо собраны многочисленные примеры чеховских пародий и сообщается, что писатель целеустремлённо экспериментировал с основными элементами тургеневских романов, превращая эти эксперименты в род литературной игры. В то же время это пародирование рассматривается американским учёным как часть пародий Чехова на классиков русского реализма. Некоторые наблюдения Креймера не лишены интереса.

был ли знаком чехов с тургеневым

Тогда же возник вопрос, не мог ли этот набросок видеть кто-то из друзей Репина и Чехова. В м году, после долгих лет поисков, рисунок был найден в частном собрании и приобретен Институтом русской литературы Пушкинским Домом — он представлял собой выполненный карандашом групповой портрет, датированный м января г.

При этом, по воспоминаниям современников, шумной славы и всего с нею связанного Антон Павлович очень не любил — например, нервничал, когда нужно было выходить на поклоны в театре. Вот как, например, писал о Чехове его современник И. А по словам английского писателя Томаса Манна, истинное величие Чехова заключалось в его скромности.

Репин вспоминал, что при первой встрече Чехов напомнил ему тургеневского Базарова Чехов и Репин познакомились в м году. Встречались и переписывались они нечасто "И в жизни мне не посчастливилось в общении с. Встречались очень редко", - писал Репинно высоко ценили творчество друг друга. Чехов несколько раз посещал мастерскую Репина, а Репин зачитывался его рассказами. Им довелось работать вместе - в м году Репин и Чехов совместно участвовали в издании сборника "Памяти В.

Русское Литературное общество в отчетном году почти одновременно избрало их своими членами-сотрудниками, где они также виделись. О первой встрече с Чеховым Репин вспоминал так: Тонкий, неумолимый, чисто русский анализ преобладал в его глазах над всем выражением лица Но главным, несомненно, были личные качества писателя, которые Репин сумел передать с необыкновенной выразительностью: Мне он казался несокрушимым силачом по складу тела и души".

Чайковский теперь занимает второе место после Льва Толстого, который давно уже сидит на первом. Третье я отдаю Репину, а себе беру девяносто восьмое ". К Толстому Чехов относился с необыкновенным уважением и трепетом. Несомненно, в определенный период философия и произведения Толстого оказывали на его творчество большое влияние - особенно сильно оно было в ые годы. Антону Павловичу принадлежат, например, такие слова: Или такие - "в своей жизни я ни одного человека не уважал так глубоко, можно сказать беззаветно, как Льва Николаевича" и "Толстой-то, Толстой!

Это, по нынешним временам, не человек, а человечище, Юпитер! В Таганроге у Чеховых был шкаф из красного дерева, в котором Евгения Яковлевна прятала от детей сладости.

Гонорар - небывалый в России. Пьеса будет напечатана в особом сборнике вместе с произведениями Горького и др. Дело Дрейфуса положило конец многолетней дружбе Чехова и Суворина Чехов и Суворин были друзьями более десяти лет. Дело Дрейфуса — громкий судебный процесс по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся французский офицер, еврей родом из Эльзаса, капитан Альфред Дрейфус.

был ли знаком чехов с тургеневым

В защиту Дрейфуса выступил писатель Эмиль Золя, который утверждал, что обвинение против Дрейфуса было сфабриковано. В газетах началась травля не только Дрейфуса, но и вступившегося за него писателя.

Чехов следил за делом Дрейфуса и, изучив доступные материалы дела стенограмму судебного процессапришел к выводу о невиновности Дрейфуса. Он поддерживал Золя и восхищался его мужеством и честностью. Чехов решился на полный разрыв с Сувориным.

А исследователь жизни Чехова Дональд Рейфилд даже сравнивает их отношения с отношениями Фауста и Мефистофиля. Суворин был издателем самой распространенной в России газеты, человек с огромными связями и притом колоссально богатый.

Враги и завистники упорно твердили, что Чехов сошелся с ним не бескорыстно. Но Чехов был человеком гордым и старался всячески развести рабочие и личные отношения с Сувориным. Чехов пишет своему издателю: Анна Ивановна Суворина, первая жена издателя, в своих мемуарах вспоминала: И сам Чехов многократно отмечал свое увлечение личностью Суворина.

В одном из писем брату Александру он замечает по поводу Суворина: Но начав сотрудничать с суворинской газетой Антон Павлович долго сомневался в правильности сделанного выбора. В феврале года он писал Билибину: Писатель Короленко как-то заметил: Не отрекаться, не каяться — это редкая судьба, выпадающая на долю писателя. К концу х годов цензура уже называла "Новое время" самой "умеренной и благонамеренной из петербургских газет".

А Салтыков-Щедрин дал ей сатирическое прозвище "Чего изволите? В апреле года Чехов писал Суворину об отношении к его газете: Но непрозрачные намеки Чехова видимо не были услышаны Сувориным. Павловскому он упоминает об этом: Суворин открыл для Чехова все литературные двери С Сувориным Чехов познакомился в декабре г. Алексей Сергеевич Суворин был этаким русским самородком - журналист, драматург и театральный критик, он пробился из самых низов, став весьма успешным коммерсантом и издателем.

Суворин сыграл немаловажную роль в дальнейшем литературном успехе Чехова, многие даже говорили, что именно он открыл для Чехова все литературные двери и даже поспособствовал получению им Пушкинской премии за сборник "В сумерках". По-видимому, тогда же, по настоятельному совету Григоровича, Суворин решил пригласить Чехова в свою газету.

Через неделю Лейкин писал Чехову: Мне Суворин недели три тому назад сообщил уже, что Курепину было поручено вести с Вами переговоры. Вот против этого дебюта я ничего не могу сказать и даже радуюсь за Вас.

Здесь можно рассчитывать помещать товар постоянно, к тому же Суворин платит прекрасно". Гонорар Чехова в "Новом времени" был значительно выше, чем в других изданиях; своего нового сотрудника Суворин не связывал сроками и в объеме рассказов не ограничивал. У Чехова была целая армия горячих поклонниц, которых называли "антоновками" За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром.

Чехов, образовалась, по словам "Саратовского Дневника", целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь "антоновками".

Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и. Идеал этих безобидных существ весьма скромен: Брат писателя Михаил Чехов вспоминал: Они наложили на его произведения этого периода свой особый отпечаток, особый колорит. Это влияние признавал и он. Например, в селе Угрюмове на поминках фабриканта Костикова дьячок съел всю икру, о чем долго потом помнили.

Когда прохожие спрашивали, какое это село, то им говорили: Станиславский вспоминал такой случай: Антон Павлович всё время очень пристально смотрел на него и сидел с серьёзным лицом молча, не вмешиваясь в нашу беседу. Когда господин ушёл, Антон Павлович в течение вечера неоднократно подходил ко мне и задавал всевозможные вопросы по поводу этого господина. Когда я стал спрашивать о причине такого внимания к нему, Антон Павлович мне сказал: Такое соединение мне показалось очень смешным.

Родился я в Таганроге в г. Писать начал в году. Грешил и по драматической части, хотя и умеренно… Из писателей предпочитаю Толстого, а из врачей - Захарьина. Однако, все это вздор. Известно, что наблюдательный и тонко чувствующий жизнь Чехов о себе самом писать не любил.

В Александрийском театре шла моя "Чайка". Чехов принимал участие в работе над постановкой и в письмах давал советы актерам и Станиславскому. Ольге Книппер, исполнявшей роль Маши, он писал: Сердитое, да, но не печальное.

Драматург Найденов писал об этой постановке: И даже Ленин, находившийся тогда в Мюнхене, в одном из писем спрашивал мать об этой постановке: Видели ли ее и как нашли? Работа шла довольно тяжело. Ведь три героини, каждая должна быть на свой образец, и все три — генеральские дочки! Чехов говорил, что "вылечил бы" князя Болконского Известно, что Антон Павлович рассматривал некоторые страницы литературных произведений с медицинской точки зрения.

Так, в письме к Суворину Чехов писал: Читаешь с таким любопытством и с таким наивным удивлением, как будто раньше не читал. Если б я был около князя Андрея, то я бы его вылечил. Странно читать, что рана князя, богатого человека, проводившего дни и ночи с доктором, пользовавшегося уходом Наташи и Сони, издавала трупный запах. Какая паршивая была тогда медицина!

Толстой, пока писал свой толстый роман, невольно должен был пропитаться насквозь ненавистью к медицине". О чересчур серьезных людях он говорил: Чехов смеялся над всеми и над самим собой, у него была настоящая страсть к озорству и всяческим мистификациям. Иван Алексеевич Бунин вспоминал один случай: Раз возвращаемся с такой прогулки уже поздно.

Он очень устал, идет через силу, - за последние дни много смочил платков кровью, - молчит, прикрывает. Проходим мимо балкона за парусиной которого свет и силуэт женщины.

И вдруг он открывает глаза и очень громко говорит: В Аутке, у одной татарки! Я останавливаюсь от изумления, а он быстро шепчет: Завтра вся Ялта будет говорить об убийстве Бунина! По особой схеме, как пишет Паперный, переносил записи из одной в другую: Оно связывается в целостную систему со своим внутренним "кровообращением". Иной ценитель прекрасного вздрогнет, читая, например, такие мирно соседствующие строки: Придрались к случаю, чтобы себя показать, похвалить друг друга. И только к концу обеда хватились: Договор с книгоиздателем Марксом оказался крайне невыгодным для Чехова Переговоры с книгоиздателем Адольфом Марксом были начаты, по всей видимости, в конце Чехов пишет племяннику Фета В.

Семенковичу, ставшего посредником между Марксом и Чеховым: Я был бы очень не прочь продать ему свои сочинения, даже очень, очень не прочь, но как это сделать?

Маркс до последнего момента колебался, и сделка постоянно висела на волоске. Во время переговоров произошел даже анекдот, чуть не расстроивший сделку. Чехов отправил Марксу шутливую телеграмму, в которой обещал прожить не более восьмидесяти лет.

Но шутка не была понята, Маркс расценил это как серьезную опасность. По договору гонорар за новые вещи Чехова постоянно возрастал и через сорок лет должен был составить около рублей за лист.

Пункт, оскорбительный для Чехова, но, тем не менее, договор был подписан. Договор с Марксом, должен был избавить от необходимости думать о деньгах, о будущем, но оказался крайне невыгодным для Чехова. Сам Чехов об этом говорил так: Если я продешевил, то, значит, я и виноват во всем: А за чужие глупости Маркс не ответчик. Чехов отказался печатать собрание сочинений у Суворина, потому что в типографии теряли его рукописи Судя по письмам Чехова, о том чтобы издать собрание своих сочинений, он начал задумываться еще в году.

Этой идеей он поделился со своим другом и издателем Алексеем Сергеевичем Сувориным. Осенью года, после возвращения Чехова и Суворина из-за границы, типография Суворина приступила к печати первого тома собрания сочинения Чехова, в который должно было войти более 70 рассказов. Но позднее Чехов отказался от печатания своих сочинений у Суворина и заключил договор с другим известным книгоиздателем — Марксом. В письме брату Михаилу он объяснял причины своего решения так: Маркса Чехов отобрал лишь часть своих сочинений, заново отредактировав их тексты.

Итогом этой работы стали 10 томов единственного прижизненного собрания сочинения писателя, которые вышли в период с по год. В начале весны у него открылось значительное кровохарканье, сопровождавшееся повышением температуры, потами и другими симптомами беспощадного недуга. Многие недоумевают, почему столь квалифицированный врач так долго не могу разглядеть у себя чахотки, симптомы которой давно наблюдал, почему не лечился, не обращался к специалистам. Как врачу ему было ясно, что лечебный режим туберкулезного больного исключает творческую работу — во всяком случае, в тех формах непрестанного напряжения, как это было у.

Выбор делался вполне сознательный. Весной года Чехов путешествовал по Приазовью и побывал на родине, в Таганроге. Антон Павлович зацыкал на меня, чтобы я громко не произносил его имени. Я кивнул головою в знак того, что отлично это понимаю, и опять подошёл к книгопродавцу.

Тот усиленно перебирал карточки и потом сказал: Теперь самый большой спрос на Чехова и на Сенкевичаи потому все открытки с ними проданы. Антон Павлович косился на открытки порнографического содержания и, когда мы отошли, сказал: Эта мерзость окончательно портит вкус у молодёжи. В четыре часа вместо пяти прозвонили к обеду. Пассажиров было слишком много и их разделили на две очереди.

Мы попали в первую. Когда принесли жареного барашка, Антону Павловичу попался плохой кусок с костью, и он сказал мне по этому поводу что-то неодобрительное. Лицо его стало серьёзным и задумчивым. После обеда мы подошли к борту.

Чехов стал расспрашивать меня, как я распределяю свой день и пью ли водку. Ничто не тормозит так работы писателя как водка; а вы только начинаете… — Да я и не пью водки. Меня заедает другое — это вечный самоанализ.

Иван Сергеевич Тургенев. Несчастная. аудиокнига.

Благодаря ему бывали отравлены лучшие моменты… — Отучайтесь от этого, отучайтесь. На берегу мы простились.

Всеволод Сахаров / Высота взгляда. (Тургенев и Чехов)

Дня через два я поехал к Чехову. Он сидел в нише, на своём любимом диване, и показался мне совсем другим человеком, чем на пароходе: Он рассказал мне подробности о смерти скончавшегося 14 августа г. Мачтетаа потом стал меня расспрашивать о дуэли между лейтенантом Р. Эта тяжёлая драма не только интересовала его, но и мучила. Видя, что Антон Павлович нервничает, и боясь утомить его, я посидел у него всего минут двадцать.

Я прошёл прямо в столовую и увидел здесь Антона Павловича и Евгению Яковлевну, его мать. И по тону голоса, и по движениям Чехова было видно, что он чувствует себя. Он много шутил и рассказывал о ялтинских нравах. Перешли к литературным темам. Чехов заговорил о Тургеневе и Достоевском.

Было слышно, что сочинения Достоевского производят на него тяжёлое впечатление. Имя же Тургенева и заглавия его произведений он произносил другим голосом и с задумчивым выражением на лице. Ну зачем такие выходки? Ведь сколько он пережил… — сказал. Вот точно такое же, как большой или небольшой нос у этого автора. Анализируя всякую человеческую личность, он всегда делал спокойный, замечательно правдивый вывод. Вот это, дескать, его хорошие черты, а вот это — дурные. Прожил он сорок пять лет и сказал в это время и устно, и письменно очень много, но всё это была только одна кристаллизированная, сверкающая правда.

Я уверен, что если бы, например, и Л. Толстой сделал худой поступок, то Чехов бы сказал: И если бы последний негодяй сделал хорошее, то Чехов сказал бы: Мне кажется, что в своих недоброжелателях Антон Павлович должен был возбуждать чувство, подобное тому, которое заставило греков изгнать Аристида.

Он ехал в Москву и остановился у своего знакомого, г-на Ш. Как и всегда перед поездкой в Москву он был очень весел. Говорили о новой газете. Антон Павлович, между прочим, сказал: Золота искусственным путём не сделаешь. Поэтому никто и никогда не мог подражать Мопассану.

Как бы об этом ни говорили, будет то, да не то… — Как же всё-таки формулировать талант? Талант есть талант и больше. Вечером на вокзале Антон Павлович продолжал быть таким же жизнерадостным. Было много полиции и чиновников в парадной форме.

Чехов и г-н Ш. Пассажиров скопилось тоже так много, что в этот раз на север отправляли два курьерских поезда подряд. Для Чехова были приготовлены билеты и плацкарты на первый поезд. Наконец, подали состав Николаевской железной дороги. После первого звонка Чехов, г-н Ш. Но к нашему удивлению, эти места были уже заняты двумя молодыми людьми.

Антон Павлович спокойно полез в жилетный карман, вынул билеты, осмотрел их при свете фонаря и сказал, что это купе куплено. Чехов ещё раз посмотрел на свои билеты и беспомощно оглянулся, ничего не возражая. Претенденты на чеховское купе сейчас же скрылись. В антрактах товарищи кричали мне с верхов: Возможно, что и этим друзьям представляется весьма заманчивым ехать только вдвоём, в отдельном купе первого класса, — ну, они и рассудили по-своему… Мы снова вышли на платформу.

Вам непременно нужно пожить. Резко ударил второй звонок. Чехов стал на площадку вагона. Антон Павлович ласково и счастливо щурился и улыбался. Как-то в ноябре года Чехов был в отличном расположении духа. Говорилось хорошо, мешал только постоянно звонивший телефон.

Я вспоминал темы его прошлых рассказов, иногда цитируя их, и между прочим спросил: Я уж и забыл. Иногда мне кажется, что вы суровый… — Нет, я не суровый… — Так, значит, вы очень-очень добрый, но боитесь эту доброту показать и маскируете её суровостью. Вот что, если вы завтра не уедете, то приходите к трём часам. На следующий день, не помню по какому поводу, мы заговорили о современных женщинах-писательницах. Считали его шалопаем и хлыщом… — Из них, кажется, только одна Варечка Лопухина понимала, с кем имела дело, — добавил.

Потом у меня вырвался вопрос: А нелюдимом меня считают потому, что я никуда не показываюсь.

Биография Тургенева

Показываться же мне мешает болезнь… Прошёл почти год. Я опять сидел в знакомом кабинете. За это время Антон Павлович очень похудел, но дух писателя был бодр. Он только что получил известие о том, что завтра приезжает В. Предстоящая встреча его радовала и волновала. Сам он через два дня должен был ехать в любимую Москву. В этот день Чехов был вообще оживлённее обыкновенного. Его лицо приняло мрачный оттенок только, когда он заговорил о приезде одного одесского фельетониста, с напоминанием относительно сотрудничества в газете.

Настойчивость этого господина меня измучила и рассердила. Я принял его чрезвычайно сухо… В последней фразе прозвучало как будто сожаление. Чехов органически не любил доставлять кому бы то ни было неприятные минуты. Кроме того, нельзя сердиться на человека за то, что он плохой психолог… — Дело не в психологии. Там ведь не мальчики сидят и знают, что по заказу я писать не могу. Ну, да теперь уже с ними кончено… В нём был оскорблён прежде всего художник, от которого требовали произведения не с целями прочесть и подумать над ним, а с единственною целью увеличить тираж газеты.

В этот тяжкий месяц нервы Чехова и без того были окончательно издёрганы. Быстро делала своё дело и чахотка. В январе года Чехов сидел на диване, перебирая и сортируя письма за минувший год. Антон Павлович подошёл к окну, постоял и оглянувшись произнёс: Мне было приятно, что я развеселил Антона Павловича, и в то же время страшно тех хрипов, которые слышались иногда в его смехе. Он снова сел на диван и, всё ещё улыбаясь, продолжал перекладывать письма.

Я заметил на столе небольшую брошюрку со стихами. Он перевернул несколько страниц в этой книжке и указал рукою на следующие строки: Шарманка за окном на улице поёт… Моё окно открыто. Туман с полей мне в комнату плывёт, Весны дыханье ласковое веет. Не знаю почему, дрожит моя рука, Не знаю почему, в слезах моя щека.

Вот голову склонил я на руки. Глубоко Взгрустнулось о.

Тургенев, Иван Сергеевич

А ты… ты так далёко. Почти каждый день что-нибудь получаешь. Я не люблю лишних книг и сейчас же отправляю их в Таганрог. Я заговорил о том, как нравится мне его литературная техника. В этом ваша сила. Особенно хороши сравнения, по Тригоринской системе, только иногда они повторяются, и ещё некоторые ваши любимые слова. Надев в передней пальто, я всё ещё не мог отделаться от мысли о сыщике и спросил: Чтобы выведать ваш образ мыслей?

Вот в Ницце возле меня всё ходил господин и потом познакомился, элегантный такой, и тоже оказалось… Антон Павлович горько усмехнулся. В сентябре года, на возвратном пути из Москвы, я заехал в Ясную Поляну. Меня очень интересовало, как относится Л. Толстой к творчеству Чехова.

Вот как в стихах Пушкина каждый может найти отклик на своё личное переживание, такой же отклик каждый может найти и в повестях Чехова. Некоторые вещи положительно замечательны… Вы знаете, я выбрал все его наиболее понравившиеся мне рассказы и переплёл их в одну книгу, которую читаю всегда с огромным удовольствием… Меня всегда интересовало, могли ли быть случаи, когда редакции отказывали Антону Павловичу в приёме его рукописей, и я как-то спросил его об.

Он усмехнулся и сказал: Бог с ним… — Что по вашему обеспечивает приём в редакцию рассказа, талант, с которым он написан, или имя автора?

Вы точно человек?

Все мои непринятые рассказы впоследствии были напечатаны… 22 ноября года я глядел на Антона Павловича, слушал его голос, и мне не приходило в голову, что я вижу этого необыкновенного, всепонимающего человека в последний. К сожалению, мне не пришлось остаться с ним один на.

У него сидели начальница гимназии и молоденькая барышня, жадно ловившая каждое его слово. Чехов был веселее, чем вчера, часто шутил и вспоминал свою прошлую жизнь. Заговорили о писателях конца девятнадцатого века.

О вражде Достоевского с Тургеневым и Тургенева с Некрасовым.